Постиндустриальное общество возникло. Основные отличительные черты постиндустриального общества. Постиндустриальное общество и его основные черты

Постиндустриальное общество возникло. Основные отличительные черты постиндустриального общества. Постиндустриальное общество и его основные черты

Все страны мира, безусловно, испытывают влияние изменяющейся внешней среды. Кроме того, внутренние изменения, происходящие в каждой стране накапливаясь в экономических, социальных, политических, культурных структурах, в конце концов, вызывают значительные сдвиги во всех сферах, меняя качественное состояние всего общества. Отсюда следует, что и на смену индустриальному обществу неизбежно должно было прийти какое-либо новое общественное, экономическое и политическое состояние. Большинство исследователей называет эту эру развития общества постиндустриальной.

Одним из первых концепцию постиндустриального общества обосновал Даниэл Белл (1973). Он противопоставил понятие «постиндустриальное общество» понятиям «доиндустриальное» и «индустриальное» общество. Если доиндустриальное общество являлось, в основном, добывающим и базировалось на сельском хозяйстве, добыче полезных ископаемых, рыболовстве, заготовке леса и других ресурсов, вплоть до природного газа или нефти, а индустриальное общество носит, прежде всего, производящий характер, используя энергию и машинную технологию для производства товаров, то постиндустриальное общество является обрабатывающим , здесь обмен информацией и знаниями происходит в основном при помощи телекоммуникации и компьютеров.

Белл полагает, что в 1970 гг. современное индустриальное общество вследствие бурного развития науки и технологий (именно они выступают основными движущими силами) вступило в новую стадию - стадию постиндустриального общества. Это общество, по сравнению с индустриальным, приобрело новые признаки , а именно:

  • 1. центральная роль теоретического знания. Каждое общество всегда опиралось на знания, но только в наши дни систематизация результатов теоретических исследований и материаловедения становятся основой технологических инноваций. Это заметно прежде всего в новых, наукоемких отраслях промышленности - производстве компьютеров, электронной, оптической техники, полимеров, производстве, ознаменовавшем своим развитием последнюю треть XX столетия;
  • 2. создание новой интеллектуальной технологии. Новые метематические и экономические методы, такие, как компьютерное линейное программирование, цепи Маркова, стохастические процессы и т.п., служат технологической основой моделирования, имитации и других инструментов системного анализа и теории решений, позволяющих находить более эффективные, «рациональные» подходы к экономическим, техническим и даже социальным проблемам;
  • 3. рост класса носителей знания. Наиболее бысторастушая группа общества - класс технических специалистов и профессионалов. В Соединенных Штатах эта группа, вместе с менеджерами, сотавляла в 1975 г. 25% рабочей силы - 8 млн. человек. К 2000 г., утверждал Белл, класс технических специалистов и профессионалов будет самой многочисленной социальной группой;
  • 4. переход от производства товаров к производству услуг. В 1970-х гг. уже 65% работавших в США было занято в сфере услуг и эта цифра продолжает расти. Сектор услуг имел место и в доиндустриальном и индустриальном обществах, но в постиндустриальном обществе появились новые виды услуг, прежде всего услуги в гуманитарной области (главным образом в здравоохранении, образовании и социальном обеспечении), а также услуги технических специалистов и профессионалов (например, при проведении исследований и оценок, работа с компьютерами, осуществление системного анализа);
  • 5. изменения в характере труда. Если в доиндустриальном обществе жизнь представляла собой взаимодействие человека с природой, когда люди, объединяясь в малые группы тяжким трудом добывали себе пропитание на земле, в воде или в лесу и полностью зависили от капризов внешней среды, если в индустриальном обществе труд представлял собой уже взаимодействие человека с преобразованной природой, когда в процессе производства товаров люди становятся придатками машин, то в постиндустриальном обществе труд является прежде всего всеговзаимодействием между людьми (между чиновником и посетителем, врачом и пациентом, учителем и учащимися или между членами исследовательских групп, сотрудниками контор или работниками бригад обслуживания). Тем вамым из процесса труда и повседневной практики исключаются природа, искусственно созданные предметы, а остаются лишь люди, которые учатся взаимодействовать друг с другом. В истории человеческого общества это совершенно новая, не имеющая аналогов ситуация;
  • 6. роль женщин. В индустриальном обществе трудились в основном мужчины. Постиндустриальное общество (например, услуги в гуманитарной сфере) предоставляет широкие возможности занятости для женщин. Женщины впервые получили надежную основу для экономической независимость;
  • 7. наука достигает своего зрелого состояния. Возникшее в XVII в., то есть еще в доиндустриальном обществе научное сообщество являлось уникальным социальным институтом. В отличие от других харизматических сообществ (религиозных групп, мессианских политических движений) оно не «рутинизирует» свои убеждения и не возводит их в ранг официальных догм. В постиндустриальном обществе значительно укрепилась связь науки и технологий; она вошла также составной частью в военную сферу и во многом определяет социальные потребности;
  • 8. ситусы как политические единицы. В предыдущем состоянии общества главную роль играли классы и страты, то есть горизонтальные единицы общества, вступающие друг с другом в отношения превосходства- подчинения. В постиндустриальном обществе, по Беллу, более важными узлами политических связей стали ситусы (от лат. situ - положение, позиция) или вертикально расположенные социальные единицы. Существует четыре функциональных ситуса (или горизонтальных социальных групп): научный, технический (то есть прикладные профессии - инженерное дело, экономика, медицина), административный и культурный и пять институциональных ситусов (вертикальных социальных единиц) - экономические предприятия и государственные учреждения, университеты и научно-исследовательские центры, социальные комплексы (больницы, центры социальных услуг) и армия. Состяние постиндустриального общества и его политику определяют не классы, а именно соперничество между ситусами или вертикальными единицами социума;
  • 9. меритократия (от лат. meritos - польза). В постиндустриальном обществе человек может занять свое положение не столько по праву наследования или собственности (как в доиндустриальном и индустриальном обществе), сколько вследствие образования и квалификации, на основе личных достижении;
  • 10. конец ограниченности благ. Большинство социалистических и утопических теорий приписывало все болзни общества дефициту товаров и конкуренции людей за недостающие блага. В постиндустриальном обществе, считает Белл, исчезнет дефицит благ, будет только дефицит информации и времени;
  • 11. экономическая теория информации. В индустриальном обществе при производстве индивидуальных товаров предпочтение должно отдаваться конкурентной системе, в противном случае предприятия теряют активность или становятся монополистами. В постиндустриальном обществе, появилась возможность оптимально инвестировать в знание, производство которого носит коллективный характер, возможность, позволяющая более широко распространять и использовать его.

Подчеркнем, что согласно Беллу изменения и усовершенствования в идеальных структурах (знания, представления людей о новых технологиях) влекут за собой изменение социальной структуры общества. В отличие от индустриального, в постиндустриальном обществе социальная структура состоит не только из горизонтальных слоев (классы, социальные страты), но и из вертикальных структур - ситусов. В схематичном виде Белл рисует такую социально-политическую структуру постиндустриального общества:

I.CmamycHbie группы: ось стратификации основывается на знании (горизонтальные структуры):

A. Класс профессионалов - четыре сословия:

  • 1 .научное;
  • 2. технологическое (прикладные типы знания: инженерные,

экономические, медицинские);

  • 3. административное;
  • 4. культурологическое (художественная и религиозная деятельность).

Б. Техники и полупрофессионалы.

B. Служащие и торговые работники.

Г.Ремесленники и полуквалифицированные рабочие («синие воротнички»).

//. Ситусные группы: сферы приложения профессиональной деятельности (вертикальные структуры):

A. Экономические предприятия и коммерческие фирмы;

Б. Правительство (юридическая и административная бюрократия);

B. Университеты и научно-исследовательские институты;

Г. Социальная сфера (больницы, службы быта и т.д.);

Д. Военные.

III. Контролирующая система: политическая организация общества:

А.Высший эшелон власти

  • 1 .аппарат президента;
  • 2. лидеры законодательной власти;
  • 3. руководители бюрократии;
  • 4. высшее военное руководство.

Б. Политические группы: социальные объединения и группы давления:

  • 1.партии;
  • 2.элиты (научная, академическая, деловая, военная);
  • 3.мобилизованные группы: а) функциональные группы (деловые, профессиональные, группы, выделяемые на основе специфики труда);
  • б) этнические группы;
  • в) узконаправленные группы:
    • - функциональные (мэры городов, бедняки и т.д.);
    • -гоуппы носителей специфических интересов (молодежь, женщины, и

По Беллу «новая социальная структура, в отличие от того, что утверждал К.Маркс, не всегда зарождается в недрах старой, но в ряде случаев, вне ее. Основу феодального общества составляли дворяне, землевладельцы, военные и священнослужители, чье богатство было связано с собственностью на землю. Буржуазное общество, зародившееся в XIII веке, сложилось из ремесленников, купцов и свободных профессионалов, чья собственность состоит в их квалификации или их готовности идти на риск и чьи земные ценности совершенно не совместимы с уходящей театральностью рыцарского стиля жизни. Однако они зародились вне феодальной землевладельческой структуры, в свободных общинах или городах, которые к тому времени уже освободились от вассальной зависимости. И эти маленькие самоуправляющиеся общины стали основой европейского торгового и индустриального общества. Такой же процесс происходит в настоящее время Корни постиндустриального общества лежат в беспрецендентном влиянии науки на производство, возникшем в основном в ходе преобразования электроэнергетической и химической отраслей промышленности в начале XX века... Исходя из этого можно сказать, что научное сословие - его форма и содержание - является монадой, содержащей в себе прообраз будущего общества».

Согласно Беллу, социальная струкура постиндустриального общества по сравнению с индустриальным, не упростится, а еще более усложнится. Если теоретики-утописты, мечтавшие о всеобщем социальном равенстве, видели прогресс в искусственном выравнивании социальных статусов разных социальных групп, то реалии постиндустриального общества не только усложнили, но и продолжают усложнять его социальную структуру. Эта тенденция вытекает из процесса бурного развития знания и образования, постоянного усложнения, все возрастающего разнообразия человеческой деятельности, разделения труда, умножения специальностей и

специализаций.

Борьба традиционных классов из экономической сферы переместилась в политическую. Именно здесь продолжается перераспределение

произведенного продукта и группы специфических и этнических интересов (бедные и черные) стремятся путем получения помощи от правительства восполнить свой невысокий статус в экономической сфере.

Второе важное изменения в социальной структуре постиндуствриального общества заключается в формировании кроме статусных , то есть горизонтальных еще и ситусных или вертикальных структур. Если в индустриальном обществе статусные и ситусные социальные структуры совпадают (например, бизнесмены, взятые как класс, сосредоточены исключительно на предприятиях), то в постиндустриальном обществе члены четырех профессиональных статусных сословий входят в состав различных ситусов. Ученые могут работать на предприятиях, в государственном аппарате, университетах, в сфере услуг или в военной области. То же самое можно сказать об инженерах, экономистах, медицинских работниках, менеджерах. Из-за этого разброса представителей каждой социальной групы по разным ситусным группам вероятность чистого корпоративного сознания, способного к яркому политическому выходу (например, лоббированию своих классовых интересов) имеет тенденцию к уменьшению.

Все это демократизирует общество. Положение человека в нем больше определяет не капитал, а его знания, умения и качество той пользы, которую он приносит людям. Изменится, по мнению Белла, само существо общества, которое следует называть не капиталистическим, в котором власть принадлежит владельцам средств производства, а меритократическим , в котором властью обладают люди, приносящие не личную, а общественную пользу, работающие на для получения собственной прибыли, а для умножения общественного богатства. В этом смысле, то есть в смысле распределения и перераспределения власти понятие «меритократия» сближается у Белла с понятием «демократия».

Развитие общества, по мнению Белла, определяет взаимодействие трех его основных сфер: технико-экономической, политической и культурной. Основные изменения происходят, прежде всего, в технико-экономической сфере. Но эта сфера сама испытывает сильное влияние развивающейся науки, знания, а уже затем оказывает воздействие на политику и культуру. Исторически, - утверждает Белл, - наука представляла собой силу, стремящуюся к свободе. Поэтому в постиндустриальном обществе наука, став ведущей силой, сможет оказать демократизирующее влияние (выделено нами - Б.И.) как на политическую систему, так и на общество в целом.

Переход к постиндустриальному обществу уже начался и его черты достаточно отчетливо просматривались в Америке уже в 1970-х гг. Другие развитые страны также движутся в направлении постиндустриализма. Кроме США в конце XX в., по мнению Белла, постиндустриальными должны стать Западная Европа, Япония и СССР.

Схожие черты определяет постиндустриальному обществу другой американский политолог Збигнев Бжезинский. В своей работе «Между двумя эрами: роль Америки в технотронную эру» (1970) он утверждает, что человечество прошло в своем развитии две эры: (аграрную и индустриальную) и входит в третью эру - технотронную (то есть технонаправленную - Б.И). Технотронным он называет «общество, формирующееся в своих культурных, психологических, социальных и экономических аспектах под воздействием технологии и электроники, особенно в области компьютеоной техники и коммуникаций». Признаки технотронного общества Бжезинского весьма напоминают черты постиндустриального общества Белла, а именно:

  • - промышленность товаров уступает место экономике услуг;
  • - растет роль знаний, компетентности, которые становятся инструментами власти;
  • - поэтому, тому, кто хочет «быть на плаву» в таком обществе, необходима учеба и самообразование в течение всей жизни;
  • - жизнь широких слоев скучна, (днем рационализированное производство, вечером - телевизор). Отсюда - важная роль досуга: развитие шоу - бизнеса, индустрии игр и развлечений, спорта, туризма и т.д;
  • - университеты, научные центры непосредственно определяют изменения и всю жизнь общества;
  • - падает роль идеологии при возрастании интереса к общечеловеческим ценностям;
  • - телевидение вовлекает в политическую жизнь широкие массы, ранее пассивные;
  • - становится актуальной участие широких слоев в принятии социально важных решений;
  • - экономическая власть деперсонифируется (менеджер - не владелец, а наемный работник. Предприятие принадлежит тем, кто владеет акциями);
  • - повышается интерес к качеству жизни, а не только к обыкновенному материальному благополучию.

Итак, Белл’ и Бжезинский главным фактором социально-политических изменений, ведущих к постиндустриальной демократии, считают научно- технический и экономический, в конечном счете, технотронный. В этом смысле они продолжают традицию движения технократов, зародившегося еще в 1920-1930 гг. в США. Лидеры этого движения Г.Лоэб и Г.Скотт полагали, что общественное производство может регулироваться на принципах научно-технической рациональности, носителями которых должны выступать организованные в национальном масштабе профессиональные сообщества ученых, педагогов, архитекторов, экологов, врачей, экономистов, инженеров. В 1940-х гг. идеи Лоэба и Скотта развивал Джеймс Бернхем. В монографии «Революция менеджеров» (1941) он утверждал технократию, то есть власть управляющих производством, как социально-политическую силу, способную не только обеспечить устойчивое индустриальное развитие общества, но и создать качественно новую политическую систему постиндустриального общества.

В этом же ключе технократического развития постиндустриальной демократии рассуждал французский правовед и политолог Морис Дюверже, который ввел понятие «технодемократия». Технократии, как правление только рационалистически мыслящей элиты, по Дюверже, не существует, однако после доминирования либеральной демократии (1870-1914) и ее кризиса (1918-1939) возникла новая форма политической организации общества и государства, которая включила в себя технократические элементы в сочетании с уцелевшими элементами либеральной демократии (политические свободы, плюралистическая идеология, гуманистические культурные традиции) и с новой олигархией в лице собственников производства, людей техноструктуры корпораций и правительственных чиновников. При этом собственники производства (капиталисты) и люди техноструктуры (менеджеры-технократы) стремятся не только управлять своими корпорациями, но и через государственные структуры участвовать в управлении страной, определять перспективы ее развития. Вместе с государтсвенными чиновниками они участвуют в долгосрочном планировании и принятии важных политико-экономических решений. Из этих трех групп управленцев (капиталисты-собственники, менеджеры- технократы и государственные менеджеры) и образуется управляющая (экономическая) техноструктура. Другая структура технодемократии - политическая техноструктура образуется в процессе сотрудничества министров, лидеров партий, руководителей профсоюзов и групп давления, высших государственных чиновников, ведущих экспертов в процессе подготовки важных государственных решений. В результате деятельности экономической и политической техноструктур, их взаимодействия и, в какой- то мере, срастания образуется технодсмократическая организация общества, которую Дюверже уподобил двуликому Янусу - божеству древних римлян. Работа Дюверже о технодемократии так и называется «Янус. Два лица Запада» (1972) 2 ”.

Другие авторы при разработке концепции постиндустриального общества делают упор на аксиоматическом аспекте. По их мнению, главный сдвиг происходит в изменении ценностей , на которые ориентируются люди постиндустриального общества. К.Кенигстон, например, утверждает, что значительная масса молодежи современных развитых стран стремится к «поиску мира, расположенного по ту сторону материализма, к отказу от карьеризма и стяжательства». 253

Вообще политические культурологи, говоря об обществе, следующим за индустриальным, предпочитают рассуждать в категориях «модерн» - «постмодерн» или «материалистическое общество» и «постматериалистическое общество».

«Модернизация, - утверждает Рональд Инглхарт, - не финальный этап истории. Становление передового индустриального общества ведет еще к одному совершенно особому сдвигу в базовых ценностях - когда

уменьшается значение характерной для индустриального общества инструментальной рациональности. Преобладающими становятся ценности постмодерна, неся с собой ряд разнообразных социетальных перемен, от равноправия женщин до демократических политических институтов (выделено мной - Б.И.) и упадка государственно-социалистических режимов».

Сдвиг обществ к ценностям постмодерна не случайный поворот истории или излом политического развития. Этот сдвиг, с точки зрения Инглхарта, соизмерим с переходом человечества от аграрного общества к индустриальному, когда изменялось мироотношение, сформированное неподвижно-устойчивой аграрной экономикой, опиравшейся на религиозный характер жизни, традиции, наследуемый статус, обязательства перед общиной. Модернистское мироотношение несло с собой светский образ жизни, социальную мобильность, стимулирование инноваций, индивидуализм. В настоящее время, по Инглхарту, постиндустриальные общества изменяют свои социально-политические траектории в двух кардинальных отношениях.

  • 1. В отношении системы ценностей. С принятием модернистских, материалистических, индустриальных ценностей экономический рост стал приравниваться к прогрессу, то есть к главному критерию преуспеяния общества. Но в настоящее время это все более ставится под сомнение, а место критерия преуспеяния занимает акцентирование качества жизни. Такие нормы индустриализма, как дисциплина, самоотвержение, достижения в обществе уступают место нормам постиндустриализма: широкой свободе, выбору жизненного стиля, круга общения, индивидуальному самовыражению.
  • 2. В отношении институциональной структуры. Постиндустриальные, постмодернистские ценности изменяют социальные отношения внутри индустриальных, иерархических, бюрократизированных организаций, служивших опорой индустриализму. Меняются и государство, и политические партии, и сборочные линии массового конвейера, и структура промышленных корпораций и торговых фирм. Все они подошли как к пределам своей эффективности, так и к пределам их массового приятия.
  • - падает уважение к власти и политическим авторитетам, как выразителям отживающих ценностей, как символам уходящей эпохи;
  • - усиливается акцент на политическое участие и на переход от участия через политические партии к более автономным и индивидуальным его видам, как например, обмен мнениями через Интернет вместо лсбатов в партийных клубах, организация протестных акций через Интернет вместо участия в акциях, организованных партиями и профсоюзами, индивидуальное голосование через Интернет вместо участия во всеобщем голосовании на избирательных участках;
  • - целью политического участия становится не достижение материального достатка и безопасного существования, а самовыражение, демонстрация собственного стиля жизни, отличного от стиля, навязываемого массовой культурой;
  • - усиливается тяга индивидов к самовыражению, которое проявляется во всем облике, манере поведения людей постматериальных ценностей, характере их общения, их отношением к людям материальных ценностей;
  • - политические конфликты носят все менее классовый характер и фокусируются вокруг проблем культуры и качества жизни.

Эти тенденции способствуют:

  • -в обществах с авторитарной политической культурой - демократизации, но в обстановке слишком быстрых перемен и неуверенности в завтрашнем дне - вспышкам ксенофобии;
  • -в демократических обществах - развитию демократической культуры по пути большей партисипаторности и ориентированности на конкретные проблемы.

Ядром теории постматериалистической культуры Инглхарта, является теория межгенерационной перемены ценностей, согласно которой человечество будет переходить от современных индустриальных и материалистических ценностей к ценностям постматериалистическим постепенно, от поколения к поколению.

Весьма интересным с точки зрения исследования демократии является и сравнительный анализ Инглхарта модернизации и постмодернизации. Он полагает, что в эпоху Постиндустриализма процесс модернизации сменился процессом постмодернизации. Эти процессы различаются по четырем важным моментам:

  • 1. социальные преобразования в процессе постмодернизации теряют линейный и поступательный характер, то есть не следуют одному направлению и постоянному приращению вплоть до конца истории. Напротив, рано или поздно они достигают поворотной точки. В последние десятилетия они идут в совершенно новом направлении;
  • 2. предыдущие варианты теории модернизации носили детерминистский характер: марксизм делал упор на экономический детерминизм, а теория Вебера склонялась к детерминизму культурному. С точки зрения теории постмодернизации взаимосвязи между экономикой, с одной стороны, и культурой и политикой, с другой, носят взаимодополняющий характер, как это происходит между различными системами биологического организма. Бессмысленна постановка вопроса о том, что определеяет деятельность человеческого организма: мускульная система, система кровообращения, нервная система или система дыхательных путей; каждая из них играет свою, жизненно важную роль. Аналогичным образом, политические системы, равно как и экономические, требуют поддержки со стороны культурной системы, в противном случае им пришлось бы опираться на откровенное принуждение. И напротив, культурная система, несовместимая с экономикой, вряд ли окажется жизнеспособной. Если все указанные системы не будут поддерживать друг друга на взаимной основе, им грозит отмирание;
  • 3. сторонники постмодернизации не согласны с теми, кто приравнивает модернизацию к «вестернизации». В какой-то исторический момент модернизация действительно была чисто западным явлением, однако сегодня вполне очевидно, что этот процесс обрел глобальный характер и что в определенном смысле его возглавили страны Восточной Азии. Отсюда вытекает предложение сторонников постмодернизации модифицировать тезис Вебера о роли протестантской этики в экономическом развитии. Вебер правильно понял роль протестантизма, принесшего в отличие от других религий, сдерживавших экономическое развитие, рационализм и холодную расчетливость в ходе модернизации Европы. Однако рационализмом и холодной расчетливостью для развития экономики, как выяснилось, могут овладеть и представители других религий. А индустриализация, начавшаяся на Западе, сегодня представляется как один из вариантов модернизации;
  • 4. демократия отнюдь не является феноменом, имманентно присущим фазе модернизации, как считают сторонники этой теории. Возможны и альтернативные последствия, причем наиболее ярким их примером служит фашизм и коммунизм. Однако демократия действительно становится все более вероятным явлением по мере перехода от стадии модернизации к постмодернизации. На этой второй стадии осуществляется совершенно особый комплекс преобразований, которые до такой степени повышают вероятность утверждения демократии, что, в конечном счете, приходится «дорого платить за то, чтобы ее избежать».

Постмодернизация предусматривает отказ от акцента на экономическую эффективность, бюрократические структуры власти и научный рационализм, которые были характерны для модернизации, и знаменует переход к более гуманному обществу, где самодеятельности, многообразию и самовыражению личности предоставляется больший простор. 56

Постмодернизация предоставляет каждому члену общества делать собственный нравственный, социальный и политический выбор и, в то же время, требует от государственных институтов и общественных структур создавать реальные возможности этого выбора. Таким образом, постмодернизация, как и индустриальная модернизация создает новые массовые политические и социальные институты, но, в отличие от индустриальной модернизации, дает возможность не только массового участия в политическом процессе, но и индивидуального выбора стиля поведения, круга общения, новых постматериальных ценностей, новых партий и иных организаций, ставящих новые постиндустриальных проблемы

Еще одна группа авторов, исследуя черты постиндустриализма, делает упор на такой его характеристике, как все возрастающая роль информации. Некоторые из них прямо называют следующее за индустриальным общество информационным .

Так, например, Джон Нейсбит обнаружил следующие главные изменения или мегатренды современного постидустриального и информационного общества:

  • - мы перешли от индустриального общества к обществу, в основе которого лежит производства и распределения информации;
  • - мы движемся в сторону дуализма «технический прогресс (high tech) - душевный комфорт (high touch)», когда каждая новая технология сопровождается компенсаторной гуманитарной реакцией;
  • -нам более не доступна роскошь работы в пределеах изолированной, самодостаточной национальной экономической системы; необходимо признать, что мы являемся составной частью мировой экономики;
  • -мы из общества, управляемого сиюминутными соображениями и стимулами, превращаемся в общество, ориентированное на гораздо более долгосрочные перспективы;
  • -в городах и штатах, в небольших организациях и подразделениях мы снова открыли способность действовать новаторски и получать результаты - снизу вверх;
  • -во всех аспектах нашей жизни мы переходим от надежд на помощь учреждений и организаций к надеждам на собственные силы;
  • -мы обнаруживаем, что формы представительной демократии в эпоху мгновенно распространяющейся информации устарели и их необходимо дополнить формами демократии участия;
  • -мы перестаем зависеть от иерархических структур и делаем выбор в пользу неформальных сетей. Это особенно важно для предпринимательской среды;
  • -увеличивается число американцев, живущих на Юге и на Западе, покинувших для этого старые промышленные центры Севера;
  • -из общества, скованного жесткими рамками выбора «или - или», мы быстро превращаемся в свободное общество с многовариантным поведением. 25

Демократия участия и расчет более на собственные силы, чем на помощь государственных организаций, многовариантность поведения также, как и опора на постматериальные ценности создает возможности не только массового участия в политике, но и индивидуального выбора политических

союзников и политических программ, политических лидеров и политических партий.

Ален Турен назвал общество, следующее за индустриальным коммуникационным или программированным обществом , ибо оно в результате бурного развития науки и технологий получает возможность использовать сложные системы информации и коммуникации , а также обладает значительно большей степенью мобилизованности , чем индустриальное общество. В индустриальном обществе индивиды были вовлечены в управляемые системы коллективной организации почти только в сфере занятости, хотя иногда и - в гораздо меньшей мере - в связи с жилищем. Для постиндустриального, программированного общества характерно то, что оно внедряет большие централизованные системы управления в самые различные области общественной жизни, в том числе в информационную, образовательную, научно-исследовательскую сферы, даже в области потребления и здравоохранения. Централизация решений и управления этими и другими сферами позволяют создавать долгосрочные программы, программировать развитие всех сфер общества. Новое общество будет обществом программируемых коммуникаций, однако оно не уменьшает, а, наоборот, существенно увеличивает возможности выбора, ибо программированное общество ничего общего не имеет с обществом унификации и концентрации принятия решений, с обществом политического и идеологического контроля. Программированные общества заставляют людей, товары и идеи циркулировать в гораздо большей мере, чем это делали предыдущие общества. В политической сфере постиндустриальное программированное общество, как выразился Турен, «позволяет и поощряет большую взаимозависимость между механизмами господства». Если в индустриальном обществе основой протеста и, следовательно, политического процесса была идея справедливости, то в индустриальном, программированном обществе такой основой станет идея счастья, то есть «всеохватывающее понятие социальной жизни, основанной на учете потребностей индивидов и групп в обществе». Следовательно, и политическая арена в программированном обществе связана уже не с рабочим движением, как в индустриальном обществе, а с актором, владеющим многими ролями, с «актером», с конкретным человеком. Это не снижает, даже повышает конфликтогенность программированного общества, но, одновременно, повышает его устойчивость. Как выразился Турен «пламя может вспыхнуть в любом месте, но обществу меньше, чем прежде угрожает огромный пожар».

Мануэль Кастельс определяющую черту постиндустриального, информационного общества видит в наличие сетей. Сетевая структура общества представляет собой комплекс взаимосвязанных узлов, к которым относятся рынки ценных бумаг и обслуживающие их вспомогательные учреждения, когда речь идет о сети глобальных финансовых потоков, советы министров различных европейских государств, когда речь идет о политической сетевой структуре, поля коки и мака, подпольные лаборатории, тайные аэродромы, уличные торговцы наркотиками и финансовые учреждения, занимающиеся отмыванием денег, когда речь идет о производстве и распространении наркотиков, телеканалы, студии, журналистские бригады, технические телевизионные средства, когда речь идет о глобальной сети новых средств информации, составляющей основу для выражения культурных форм и общественного мнения в

информационный век.

Сети, как полагает Кастельс, оказались институтами,

способствующими развитию целого ряда областей, а именно:

  • -капиталистической экономики, основывающейся на инновациях, глобализации и децентрализованной концентрации;
  • -сферы труда с ее работниками и фирмами, основывающейся на гибкости и адаптируемости;
  • -сферы культуры, характеризующейся постоянным расчленением и воссоединением различных элементов;
  • -сферы политики, ориентированной на мгновенное усвоение новых ценностей и общественных умонастроений;
  • -социальной организации, поставившей своей задачей «завоевание пространства и уничтожение времени».

Одновременно становление сетевого общества выступает в качестве источника далеко идущей перестройки отношений власти. Подсоединенные к сетям «рубильники» (например, когда речь идет о переходе под контроль финансовых структур той или иной империи средств информации, влияющей на политические процессы) выступают в качестве орудий осуществления власти, доступных лишь избранным. Кто управляет таким рубильником, тот и обладает властью.

Не следует думать, что любые изменения в обществе и государстве автоматически ведут к укреплению и расширению демократии. Существует намало критиков демократии, полагающих, что современные социально- политические и экономические процессы ведут к искажению демократических норм и институтов, парадоскальным ситуациям и конфликтам. Н.Боббио, например, выдвинул тезис о «невыполненных обещаниях» или парадоксах демократии , которые сводится к следующему:

  • 1. Во-первых (и в самом общем виде), не исполнено обещание народного суверенитета. В результате роста государственных бюрократий это обещание вообще себя исчерпало. Функциональная логика организованных в крупном масштабе бюрократий благодаря неограниченности иерархических и олигархических тенденций бюрократий совершенно себя исчерпала. Впрочем, распространение бюрократических структур тесно связано с усиливающимся давлением, которое демократические оганизации и массовые партии, в частности, оказывают на государственные структуры, особенно в рамках государства всеобщего благосостояния.
  • 2. Возникновение плюралистического общества, поддержанное открытой и толерантной природой демократических институтов, привело к удушению постулата индивидуализма, столь важного дя демократических сторонников общественного договора. В настоящее время индивидов в качестве главных субъектов политической жизни современных демократических обществ все более успешнее вытесняют группы, крупные общественные и частные оганизации, партии, профсоюзы и профессиональные организации. Если у автономии как постулата демократической жизни еще остается какая-то сила, то ее теперь следует искать не в индивидах, а в гуппах. Индивид, не связанный ни с какой организацией, в сущности, лишен какой-либо автономной политической субъективности. Как выразился Боббио: «мы требуем все более высоких уровней демократии в условиях, которые объективно все менее благоприятствуют демократии».
  • 3. Третий парадокс, приводящий к уничтожению другого

фундаментального постулата демократии, - расширяющийся и

углубляющийся разрыв между недостаточной компетентностью индивидов и все более сложными проблемами и потребностью в технических решениях, которые доступны только специалистам. Научно-технологический прогресс все сильнее приводит к тому, что главными действующими лицами в политической жизни становятся ученые, эксперты или профессиональные консультанты, особенно связанные с могущественными и престижными организациями. Тем временем средний, рядовой гражданин становится все более маргинальной фигурой. «Разве нет никакого противоречия в требовании все большей и большей демократии в обществе, которое все более определяется технологией?»

4. Активное участие в политической жизни также выступает

существенным признаком демократии, однако, в современных

демократических странах наблюдается массовое распространение

конформизма и политической апатии. Этому способствуют развитие массовых коммуникаций и интенсивное использование коммерческой и политической пропаганды, инструментов манипуляции избирателей.

5. Современные демократические режимы не только не избавились от присутствия недемократических элит и олигархий, но и способствовали развитию корпораций, представляющих не общественные, а групповые интересы.

б.Обретение всеобщего избирательного права никак не отразилось на на двух «огромных массивах наследственной и иерархической власти» - государственной бюрократии и крупном бизнесе, причем последний наполовину урезает суверенитет гаждан на возможность давать согласие на решения, влияющие не только на экономическое развитие всего общества, но и на решения, касающиеся таких институтов, как семья, образование, здравоохранение.

7.Демократия не смогла сделать систему управления полностью прозрачной и публичной, в частности, ликвидировать так называемую «невидимую власть» - недемократическую тайную деятельность государственных институтов, тайные соглашения между государствами, недемократическую деятельность дипломатических, разведывательных, секретных и специальных служб и т.д.

Фарид Закария рассмотрел проблемы развития и расширения зоны демократии в мире под иным углом зрения, но также констатировал следующие противоречия современной демократии :

Противоречие между конституционным либерализмом, то есть классической политикой конституционных демократов и курсом современных демократов по поводу увеличения объема правительственных полномочий. Конституционный либерализм всегда настаивал на ограничении власти кабинета и реализации концепции государства «ночного стожа», а современные демократы ведут линию на расширение кластных полномочий исполнительной ветви власти. По этой причине, отмечает Закария, либералы XVIII и XIX вв. считали демократию силой, способной подорвать свободу. Тенденция современных демократических правительств к концентрации власти, часто неконституционными методами может привести к ее централизации и формированию модели власти, весьма напоминающей диктатуру;

противоречие между правлением большинства и правами меньшинства. Это противоречие известно еще со времен А. де Токвиля и Дж. Мэдисона и получило название «диктатуры меньшинства». Сегодня в развитых странах Запада это противоречие не является насущным, ибо здесь развиты средства защиты прав личности и меньшинств. Но во многих развивающихся странах это противоречие проявляется достаточно остро как в нарушении прав отдельных личностей, так и - этнических и религиозных меньшинств;

  • - противоречие между мирным характером демократического строя и увеличением числа и разрастанием размеров этнических и религиозных конфликтов в новых, особенно многосоставных демократических странах;
  • - противоречие между либеральными демократиями, то есть обществами, прошедшими в своем развитии стадию, когда доминировали идеи классического либерального конституционализма и нелиберальными демократиями, в которых отсутствует конституционно-либеральный фундамент. Именно в странах нелиберальной демократии внутренние и внешние конфликты проявляются значительно чаще и острее, чем в странах либеральной демократии. По данным Дж.Снайдера и Э.Мансфилда за последние 200 лет нслибсральные страны демократического транзита вступали в войны значительно чаще, чем либеральные, стабильные

демократии.

постиндустриального и инфомационного обществами создают благоприятную среду для развития демократии, то есть действуют, согласно нашей концкпции как обьктивные и субъективные условия, как позитивные движущие силы демократии , то парадоксы и противоречия искажают демократию, замедляют ее формирование и вызывают в обществе острые конфликты, то есть действуют как негативные факторы. Если в развитых демократиях преобладают позитивные факторы (хотя имеются и негативные), то в странах демократического транзита - негативные.

Все вышесказанное касается и развития концепции постиндустриального, технотронного, постматериалистического,

постмодернистского и информационного общества. Здесь также имеют место обеспокоенности ученых в правильности пути современных развитых демократий, особенно в свете проблем выживания человечества при всё увеличивающихся темпах экономического развития и социальных и культурных изменений. Здесь также звучат пессимистические нотки при оценке прогресса.

В 1980 году Элвин Тоффлер издал свою очередную книгу «Третья волна». Он рассуждал, как Белл и Бжезинский, в духе «пришествия третьей эры» (первая волна - аграрная, вторая - индустриальная, третья волна - постиндустриальная).

Черты будущей постиндустриальной цивилизации, по его мнению, уже в наше время достаточно хорошо просматриваются и заключаются в:

  • - переходе общества к новой более широкой энергетической базе, использовании разнообразных источников энергии (энергии водорода, солнца, приливов и отливов, геотермальных вод, биомассы, молнии, новых форм ядерной энергии и др.);
  • - переходе к новой, более дифференцированной технологической базе, включающей менее громоздкие и экологически безопасные технологии, созданные с использованием результатов развития биологии, генетики, электроники, материаловедения, глубоководных исследований и открытий в космосе;
  • -переходе к новому информационному и компьютеризованному обществу;
  • - росте значения информации, которая приобретет большую ценность, чем когда-либо и перестроит систему образования и научных исследований, реорганизует СМИ;
  • - исчезновении культурного доминирования нескольких СМИ. В постиндустриальной цивилизации будут преобладать интерактивные, *** - см. Закария Фарид. Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами. М., 2004, с. 101-120.

демассифицированные средства, обеспечивающие максимальное разнообразие и даже персональные информационные запросы;

  • - будущее телевидение даст начало «индевидио» - вещанию в узком диапазоне, передающем образы, адресованные одному человеку. Появятся и другие, новые средства передачи информации от индивида к индивиду;
  • - заводы и фабрики постиндустриальной цивилизации будут мало похожи на предприятия индустриального общества. Их основной функцией будет практически безотходное высокотехнологичное производство целостного продукта на заказ, а не производство массовой продукции. Управлять таким производством будут не рабочие и инженеры, а сами потребители, находящиеся на большом расстоянии;
  • - уменьшении монотонности труда, исчезновении конвейеров, снижении уровеня шумности. Работники будут приходить и уходить в удобное для них время, многие будут выполнять свою работу на дому. Они станут более независимы и самостоятельны в своих решениях;
  • - уменьшении потока бумаг, пеерсылаемых их кабинета в кабинет. Главным станет процесс освместного принятия решений;
  • -замене дешевыми средствами коммуникации дорогостоящего транспорта;
  • - центром цивилизации станет не офис, и даже не университет, а дом, семья, в которой любой ее член может получить любую профессиональную, образовательную или развлекательную информацию;
  • - основании новой системы рапределения власти, в которой нация как таковая утратит свое значение, зато гораздо большее значение приобретут другие институты: от транснациональных корпораций до местных органов власти;
  • -появлении новых религиозных течений, новых научных теорий, новых видов искусства, обладающих большим разнообразием, чем в обществе индустриальной эпохи;
  • -достижении обществом более высокого уровня разнообразия;
  • - возникновении нового понимания человеком природы.

В постиндустриальном обществе, по Тоффлеру, инновации в технике и вызванные ими изменения достигнут таких темпов, что за ними не будет поспевать биологическая природа человека. Люди, не приспособившиеся, не успевающие за прогрессом, остаются на обочине этого процесса, как бы выпадают из общества, а поэтому противостоят, мстят ему, испытывают страх, шок от будущего. Отсюда такие социальные явления как вандализм, мистицизм, апатия, наркомания, насилие, агрессия. Выход из такого положения Тоффлср видит в изменении мышления, переходе к новым формам социальной жизни. Новые формы социальной жизни придут, по его мнению, после перехода к производству детей по заданным физическим и интеллектуальным характеристикам. Тогда изменятся такие социальные структуры как семья, брак, такие понятия как «материнство», «секс».

Изменятся социальные роли мужчины и женщины. Появятся новые формы социальной жизни, такие как групповые браки и коммуны.

Несмотря на появившийся пессимизм в отношении выживания постиндустриального общества в ухудшающейся экологии, возможностей его развитияи и приспособления к нему человека, большинство исследователей постиндустриализма предпочитает придерживаться оптимистического тона. Так, бурно развивающаяся компьютерные и телекоммуникационные технологии навели Эдуарда Корниша на мысль о грядущем киберобществе. Кибернетическое общество Корниша имеет черты, весьма напоминающие постиндустриальное, информационное, технотронное общество, описанное его коллегами и лишенное алармистских настроений, а именно:

  • - информационные технологии будут принимать вес более портативные и миниатюрные формы. Недалеко то время, когда человек сможет носить в своем кармане эквивалент сотен современных суперкомпьютеров;
  • -старые изобретения в области информационных технологий не будут вытеснены своими более современными соперниками и даже преуспеют. Кини, телевидение и компьютер - каждый в свое время - угрожали книге уничтожением, но книгоиздатели по сей день издают и продают книги, в том числе книги о кино, телевидении й компьютерах.
  • -в ближайшие десятилетия компьютерная сеть и сеть телекоммуникаций вообще существенно расширятся, что окажет важное влияние на жизнь человечества;
  • -компьютеры возьмут на себя большинство наших ментальных функций, подобно тому, как машины в прошлом взяли на себя большую часть тяжелой физической работы. Новая техника поможет человечеству решить многие проблемы, которые раньше ставили его в тупик;
  • -информационные технологии, созданные в развитых странах, быстро распространяются по всему миру. Компьютеры входят в миллионы домов каждый год. В тех странах, где развитие информационных технологий еще не достигло таких высот, как в развитых государствах, их рост в процентном отношении будет еще больше;
  • - информационные технологии будут принимать все более портативные и миниатюрные формы. Недалеко то время, когда человек сможет носить в своем кармане эквивалент сотен современных суперкомпьютеров;
  • -новые информационные технологии будут приспособлены к специфическим потребностям людей, их индивидуальным вкусам. Телефон, телевизор и компьютер могут быть объединены в одном приборе;
  • -старые изобретения в области информационных технологий не будут вытеснены своими более современными соперниками и даже преуспеют. Книги, телевидение и компьютер - каждый в свое время - угрожали книге уничтожением, но книгоиздатели по сей день издают и продают книги, в том числе о кино, телевидении и компьютерах.

Эти новации в технике и технологиях, по мнению Корниша, вызовут следующие изменения в культурной, экономической, социальной и политической сферах:

  • -человеческая деятельность будет глобализирована за счет дешевых коммуникаций, фатастически сокращающих расстояния и устраняющих барьеры между людьми. Люди, живущие за тысячи миль друг от друга, уже сегодня имеют возможность работать вместе, делать покупки на расстоянии, не взирая на государственные границы;
  • -глобализация экономики означает, что металлический болт, сделанный в Малайзии, должен точно соответствовать гайке, произведенной в Таиланде, чтобы соединить отдельные части, изготовленные в Южной Африке и Чили. Глобализация экономики будет все более усиливаться в соответствии с требованиями глобального рынка;
  • -глобализация культуры приведет к уменьшению роли локальных культур. Сегодня существует несколько тысяч языков; в течение XXI в. исчезнут 90% из них. Глобальные компьютерные сети и телекоммуникации превратят английский в доминирующий международный язык. Людям, если они захотят выйти в своей деятельности за национальные рамки придется выражать свои мысли на английском, который, в конце концов, может стать родным для большинства населения Земли;
  • -вместе с тем появятся новые культуры и новые языки; речь идет о технических, научных, производственных, спортивных и т.д. сообществах, формирующих свой жаргон и свои обычаи;
  • -информационные технологии освободят людей от необходимости селиться поблизости от работы, что увеличит поток переселенцев в сельскую местность, ближе к природе и интересной культурной среде;
  • -большое количество времени, проводимое человеком у телевизора и компьютера, приводят к отвыканию от социального общения, распаду социальных и родственных связей, что ведет к его ожесточению, учащанию случаев асоциального поведения;
  • -информационные технологии значительно расширяют возможности интерактивного обучения, обогащают методологию преподавания, дают возможность значительно расширить число образовательных программ;
  • -развитие информационных технологий будет ограничивать контроль над киберпространством политическх систем и государств, ибо люди, не прибегая к их помощи, смогут напрямую общаться друг с другом;
  • -компьютерные сети предоставят исчерпывающую информацию о законодательстве, управлении, полиике государства, кандидатах от политических партий и самих партиях, об организации выборов, итогах голосования и т.д. Уже сегодня решается проблема создания так называемого электронного правительства;
  • -компьютеры окажут помощь в проведении самих выборов; -информационные технологии сделают многие страны более открытыми. Уже сегодня диссиденты и борцы за права человека используют Интернет и электронные средства связи для разоблачения нарушений конституций и законов;
  • -но, информационные технологии уже сегодня используются для дезинформации граждан как правительствами, так и их политическими противниками, в том числе и террористами. В этом случае главная задача граждан будет заключаться в том, чтобы уметь отличить правду от лжи;
  • -уже сегодня телекоммуникационная аппаратура и компьютеры создают условия для усиления контроля за населением. Важно, чтобы средства такого контроля использовались правительствами для общественно необходимых целей и не нарушали права человека.

Безусловно, не все черты постиндустриальной демократии носят однозначно позитивный характер. Как и сам постиндустриализм, представляющий весьма противоречивое, непоследовательное и неоднозначное явление его социально-политическия система, разумеется, также противоречива, непоследовательна и неоднозначна. Но само движение человеческого общества от индустриализма к постиндустриализму, к новому качественному состоянию политической системы и политической культуры демократии и демократических ценностей безусловно является общим результатом развития человечества, носит объективный и необратимый характер.

  • - Современные г лобальные проблемы мировой политики / под ред. М.М.Лебедевой. М., 2009, с. 239-246.
  • - Белл Даниэл. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. M., 1999,с. CL. - Keniston К. Youth and Dissent. N.Y., 1971, р.128.
  • 2Ы - Корниш Эдуард. Кибербудушее / Впереди XXI век: Перспективы, прогнозы, футурологи. Антологиясовременной классической прогностики. 1952 - 1999. Редактор, составитель и автор предисловияИ.В.Бестужев. М., 2000, с. 191 - 206.

В последние десятилетия социологи говорят о возникновении нового типа общества — постиндустриального.

Основой постиндустриального общества является информация, что в свою очередь породило . Сторонники теории информационного общества считают, что это общество характеризуется процессами, противонаправленными тем, что имели место на предшествующих фазах развития обществ даже в XX в. Вместо централизации налицо регионализация, вместо иерархизации и бюрократизации — демократизация, вместо концентрации — разукрупнение, вместо стандартизации — индивидуализация. Все эти процессы обусловлены информационными технологиями.

Люди, предлагающие услуги, либо предоставляют информацию, либо ее используют. Например, преподаватели передают знания студентам, ремонтники используют свои знания для обслуживания техники, а юристы, врачи, банкиры, летчики, дизайнеры продают клиентам свои специализированные знания законов, анатомии, финансов, аэродинамики и цветовых гамм. В отличие от заводских рабочих в индустриальном обществе они ничего не производят. Вместо этого они передают свои знания другим или используют их для оказания услуг, за которые готовы заплатить другие.

Как уже говорилось, в обществах прошлого первые технические новшества принесли с собой поразительные перемены. Что произойдет с нашей культурой? Возможно, будущие социологи-аналитики будут говорить о нынешних изменениях как о четвертой революции. Часто называемая информационной революцией, она базируется на технологиях обработки информации. В частности, компьютерный чип — это изобретение, которое трансформирует общество, а вместе с ним и наши социальные отношения. Список перемен, обусловленных этим техническим достижением, практически бесконечен.

Исследователи уже применяют термин «виртуальное общество» для описания общества современного типа, сложившегося и развивающегося под воздействием информационных технологий, прежде всего интернет-технологий. Виртуализация (т.е. замещение реальности ее симуляцией/образом) общества является тотальной, так как все элементы, составляющие общество, виртуа- лизируются, существенно меняя свой облик, свой статус и роль. Виртуальная реальность обладает определенными свойствами, среди которых:

  • порожденность — виртуальная реальность продуцируется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней;
  • актуальность — виртуальная реальность существует только «здесь» и «сейчас»;
  • автономность — виртуальная реальность имеет свое время, пространство, свои законы существования;
  • интерактивность — виртуальная реальность может активно взаимодействовать с другими реальностями и оказывать на них влияние.

Если учесть изложенное, постиндустриальное общество, т.е. «постэкономическое», можно определить как такое, в котором экономическая подсистема утрачивает свое главенствующее значение, а труд перестает быть основой всех социальных отношений. Человек в постиндустриальном обществе утрачивает свою экономическую сущность и уже не рассматривается как «человек экономический», поскольку он ориентирован на новые, «постматериалистические» ценности. Акцент смещается на социальные, гуманитарные проблемы, и в качестве приоритетных выступают вопросы качества и безопасности жизни, самореализации индивида в различных социальных сферах. На основе этого формируются новые критерии благосостояния и социального благополучия.

Иногда постиндустриальное общество называют «постклассовое». В таком обществе теряют свою устойчивость социальные структуры и идентичности, устойчивые по своему характеру в индустриальном обществе. Статусные характеристики индивида в постклассовом обществе уже не определяются всецело его классовой принадлежностью, а зависят от множества факторов, среди которых возрастающую роль играют образование, уровень культуры (то, что П. Бурдье назвал «культурным капиталом»). Конечно, еще рано говорить о «смерти» классового общества и окончательной смене статусных приоритетов, однако, несомненно, происходят существенные изменения в структуре общества, связанные в первую очередь с изменением роли знания и его носителей в обществе — интеллектуалов.

Концепция постэкономического общества разработана отечественным исследователем В.Л. Иноземцевым. Здесь под постэкономическим обществом понимается качественно новый тип социума, представляющий собой следующую за постиндустриальной стадию развития социальной жизни. Основные черты постэкономического общества составляют «выход индивидуальных интересов человека из сугубо материальной плоскости и колоссальное усложнение социальной действительности, умножение многообразия моделей общественной жизни и даже вариантов ее развития во времени». В постэкономическом обществе в отличие от экономического, ориентированного на материальное обогащение, главной целью для большинства его членов становится развитие их собственной личности.

Теория постэконом ичсс ко го общества предполагает новую периодизацию истории человечества, в которой выделяются три масштабные эпохи — доэкономическая, экономическая и постэкономическая. В основе данной периодизации лежат такие критерии, как тип человеческой деятельности и характер соотношения интересов личностей и общества. На ранних этапах истории деятельность людей мотивировалась в основном инстинктивными побуждениями, как у всех биологических существ. По мере развития человеческой психики мотивы деятельности приобретали все более осознанный характер. Сознательный характер деятельности неразрывно связан с ее целенаправленностью, а целью стал материальный продукт труда. Наконец, новый виток развития привел к формированию предпосылок деятельности постэкономического типа, ориентированной на совершенствование себя как личности, своих неповторимых индивидуальных качеств и способностей. Таким образом, налицо типология исторических форм деятельности: предтрудовая инстинктивная активность — труд — творчество.

Другой критерий — характер соотношения интересов личностей и общества. В ранние периоды истории коллективный интерес группы или сообщества в целом жестко доминирует над индивидуальными интересами. На стадии экономического общества, в основе которого лежит труд, личный материальный интерес доминирует над интересами сообщества; все люди являются актуальными или потенциальными конкурентами, поскольку их частные экономические интересы взаимно исключают друг друга. Наконец, постэкономическое общество характеризуется отсутствием борьбы личных интересов, так как стремление к материальному успеху уже не составляет главного интереса большинства. Мир становится поливариантным и многомерным, личные интересы людей переплетаются и вступают в неповторимые сочетания, больше не противоборствуя, а дополняя друг друга.

Рис. 6.1. Идейно-политические предпочтения представителей различных поколений россиян (ответ на вопрос: «Сторонником какой идеи вы себя считаете?»), %: 1 — сторонник радикальных рыночных реформ и быстрейшего сближения со странами Запада; 2- сторон ник самостоятельного русского пути развития страны; 3- сторонник социализма; 4 -сторонник сочетания различных идей, перечисленных выше, но стремящихся избегать крайностей; 5- никем себя не считаю, так как политикой не интересуюсь; 6- затрудняюсь ответить

Постэкономический тип общества определяется следующим образом: «Под постэкономическим обществом мы понимаем такой тип социального устройства, где хозяйственная деятельность человека становится все более интенсивной и комплексной, однако не определяется более его материальными интересами, не задается традиционно понимаемой экономической целесообразностью». Экономическую основу такого общества образуют деструкция частной собственности и возврат к собственности личной, состоянию неотчужденности работника от орудий производства. Постэкономическому обществу присущ новый тип социального противостояния — противостояние информационно-интеллектуальной элиты и всех не вошедших в нее людей, занятых в сфере массового производства и вытесненных в силу этого на пе
риферию общества. Однако у членов такого общества есть возможность самим сделать себя элитой, поскольку принадлежность к элите определяется способностями и знаниями.

В связи с этим отечественные социологи задались вопросом: какому пути развития отдают предпочтение разные поколения современных россиян? Данные прикладных социологических исследований позволяют сделать вывод о том, что наблюдается тенденция деидеологизации как старшего поколения, так и молодежи (см. рис. 6.1).

Результаты социологического исследования свидетельствуют о наличии среди наших сограждан приверженцев разных моделей развития общества, представленных в самых разных социальных группах (см. рис. 6.2).

Рис. 6.2. Распределение россиян по типам мировоззрения в 2004-2007 гг., %: 1 — традиционалисты; 2 — промежуточные; 3 — модернисты

Введение

С конца 60-х годов ХХ века в науке утвердилось понимание происходящих в наиболее развитых странах мира хозяйственных и вызываемых ими социально-политических перемен как провозвестников качественно нового этапа общественного прогресса. К настоящему времени за рубежом выдвинуто немало оригинальных концепций, в которых обобщаются фундаментальные закономерности хозяйственного развития и на этой основе делаются попытки осмыслить глобальные перспективы человечества.

Постиндустриальное общество - это общество, в экономике которого в результате научно-технической революции и существенного роста доходов населения приоритет перешёл от преимущественного производства товаров к производству услуг. Доминирующим производственным ресурсом является информация и знания. Научные разработки становятся главной движущей силой экономики. Наиболее ценными качествами являются уровень образования, профессионализм, обучаемость и креативность работника.

Актуальность темы заключается в рассмотрении постиндустриального общества в целом и перехода приоритета от производства товаров к производству услуг.

Цель данной работы - дать определение постиндустриальному обществу и рассмотреть всю специфику культуры данного общества.

Для написания данной контрольной работы, нами была использована разнообразная литература, затрагивающая различные сферы деятельности человека.


1. Постиндустриальное общество


Постиндустриальное общество - это стадия развития общества, начавшаяся в последней четверти XX века в результате научно-технической революции, характеризующаяся развитием энергосберегающих технологий, созданием высокотехнологичных производств, информатизацией общества, развитием науки и техники, увеличением уровня образования, медицины, качества жизни людей.

В середине XX века развертывается современная научно-техническая революция, представляющая собой переворот в технике и технологии производства на основе новейших достижений науки. Ее основные направления: освоение новых источников энергии, автоматизация производства, его химизация и биологизация.

Развертывание научно-технической революции привело к трансформации индустриального общества в постиндустриальное в последней четверти XX столетия. Переход к энергосберегающим технологиям как следствие энергетического кризиса 70-х годов, создание и широчайшее использование синтетических материалов, информатизация общества на основе массового производства и использования персональных компьютеров, роботизация привели к изменению структуры занятости населения, изменили сам облик общества. В постиндустриальных странах доля занятых в традиционных отраслях производства (в добывающей и обрабатывающей промышленности, в сельском хозяйстве, в строительстве) не превышает трети населения. Изменился характер труда. Так, в США в конце XX века доля занятых физическим трудом не превышает 10%, а столетие назад составляла 90%. А две трети заняты в информационном бизнесе, предоставляют финансовые, консультационные, бытовые, туристические, медицинские, образовательные и другие услуги, работают в индустрии развлечений. Этот сектор экономики называют третичным.

В постиндустриальном обществе его основой стал средний класс - основа стабильности общества.

Можно выделить следующие критерии принадлежности к этому классу:

·владение семьей собственностью, эквивалентной 20-50 среднегодовым доходам одного работника;

·получение дохода, обеспечивающего семье достаток не ниже прожиточного минимума;

·уважение законов и традиций страны, умение и желание защищать свои права и свободы, взятие на себя доли социальной ответственности за будущее страны.

Средняя семья владеет коттеджем или квартирой, одним - двумя автомобилями, полным набором современной бытовой техники, одним и более телевизором, телефоном и т.д. Деревня как понятие исчезло. Высокий уровень потребления продуктов питания обеспечивается небольшим слоем фермеров.

На первый план в постиндустриальном обществе выходит качество жизни, под которым понимается возможность жить в гармонии с природой. обществом, самим собой. О высоком качестве жизни свидетельствуют поголовная грамотность, и высокий уровень образования значительной части населения, высокая продолжительность жизни, доступность и хорошее качество медицинских услуг, увеличение времени досуга и возможность рационального распоряжения им, уменьшение преступности и т.д.

К началу третьего тысячелетия н.э. в постиндустриальную стадию развития вступило примерно два с половиной десятка стран, где проживает более пятой части населения планеты.

Но анализ мирового развития за 70-90-е годы свидетельствует, что разрыв между высокообразованными странами и периферией планеты сокращается. Наиболее результативны усилия стран, где придерживаются курса на открытость экономики, сокращение госсектора, привлечение иностранного капитала, государственную заботу об образовании. Это открывает путь к благосостоянию даже наименее отсталым странам.

Близкими к постиндустриальной теории являются концепции информационного общества, постэкономического общества, постмодернизма, «третьей волны», «общества четвёртой формации», «научно-информационного этапа принципа производства». Некоторые футурологи считают, что постиндустриализм - это лишь пролог перехода к «постчеловеческой» фазе развития земной цивилизации.

Термин «постиндустриализм» был введён в научный оборот еще в начале XX века учёным А. Кумарасвами, который специализировался на доиндустриальном развитии азиатских стран. В современном значении этот термин впервые был применён в конце 1950-х годов, а широкое признание концепция постиндустриального общества получила в результате работ профессора Гарвардского университета Д. Белла, а затем развита в работах других ученых, в частности А. Турена.

В современном значении термин постиндустриальное общество получил широкое признание после выхода в 1973 году его книги «Грядущее постиндустриальное общество», которую сам Белл назвал «попыткой социального предсказания», он проводил мысль, что в послевоенном американском обществе происходит переход от «долевой цивилизации» (индустриальной экономики, основанной на корпоративном капитализме), к постиндустриальному обществу, основанному на знании, которое характеризуется быстрым развитием компьютерных технологий, растущим авторитетом научных сообществ, а также централизацией принятия решений.

Машины как наиболее важная форма капитала вытесняются теоретическим знанием, а корпорации как центры социального авторитета - университетами и исследовательскими институтами; основным условием социального продвижения становится не обладание собственностью, а владение знаниями и технологией. Все эти изменения влекут за собой глубокую трансформацию политического ландшафта: традиционное влияние экономических элит сменяется влиянием технократов и политических экспертов.

В своей книге «Становление постиндустриального общества» Белл обосновывал прогноз трансформации капитализма под воздействием НТР в новую социальную систему, свободную от социальных антагонизмов и классовой борьбы. С его точки зрения, общество состоит из трех независимых друг от друга сфер: социальной структуры (прежде всего технико-экономического), политической системы и культуры. Эти сферы управляются противоречащими друг другу «осевыми принципами»:

·экономика - эффективностью,

·политическая система - принципом равенства,

·культура - принципом самореализации личности.

Для современного капитализма, считает Белл, характерно разобщение этих сфер, утрата прежнего единства экономики и культуры. В этом он видит источник противоречий в западном обществе.

В основу своей концепции Белл положил идею, что новое общество будет определяться в своих главных чертах развитием науки, знания, причем сама наука, знание будут приобретать со временем все более возрастающее значение.

В 60-е годы ХХ века Ален Турен высказывается от том, что постиндустриальное общество действует более глобально на управленческом уровне, используя для этого две главные формы. Во-первых, это нововведения, т.е. способность производить новую продукцию как результат инвестиций в науку и технику; во-вторых, самоуправление становится проявлением способности использовать сложные системы информации и коммуникаций.

А. Турен - активный сторонник концепции постиндустриального общества, которое он характеризует как общество, определяемое социальными и культурными, а не экономическими факторами.

Для него постиндустриальное общество - это классовое общество с глубокими социальными конфликтами, проявляющимися, прежде всего, в борьбе между господствующим классом, технократией и профессионалами.

Придавая большое значение в развитии общества социальным действиям, Туре создал их своеобразную типологию. Те конфликтные действия, которые представляют собой попытку защитить, реконструировать или адаптировать некоторый слабый элемент социальной системы, будь то ценность, норма, властные отношения или общество в целом, он называл коллективным поведением. Если конфликты представляют собой социальные механизмы для изменения систем принятия решений и являются вследствие этого факторами изменения структуры политических сил в самом широком смысле слова, то речь должна вестись о социальной борьбе. Когда же конфликтные действия направлены на изменение отношений социального господства, касающихся главных культурных ресурсов (производство, знания, этические нормы), они могут быть названы социальными движениями.

Негативной стороной постиндустриального общества, по его мнению, является опасность усиления социального контроля со стороны государства, правящей элиты через доступ к информации и электронным средствам массовой информации и коммуникации над людьми и обществом в целом. Жизненный мир человеческого общества все сильнее подчиняется логике эффективности и инструментализма. Культура, в том числе традиционные ценности, разрушается под влиянием административного контроля, тяготеющего к стандартизации и унификации социальных отношений, социального поведения. Общество все больше подчиняется логике экономической жизни и бюрократическому мышлению. Люди, используя социальные достижения, вынуждены защищаться от вторжения экономики и государства в свою личную жизнь.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, кратко отметим, что Постиндустриальное общество - обозначение новой стадии общественного развития, следующей за индустриальным обществом, выдвинутых в конце 60-70-х гг. 20 века в развитых странах. Ведущую роль в «постиндустриальном обществе» приобретают сфера услуг, наука и образование, корпорации уступают главное место университетам, а бизнесмены - ученым и профессиональным специалистам; в социальной структуре ведущая роль переходит к ученым и профессиональным специалистам; теоретическое знание служит источником нововведений и формирования политики; производство, распределение и потребление информации становится преобладающей сферой деятельности общества.


. Переход от индустриального общества к постиндустриальной культуре


Во второй половине столетия развитые страны все активнее отказывались от конвейеров, из моды вышло стандартное потребление, стали популярными индивидуальность и непохожесть людей, предпочтительными ценностями считались политический плюрализм, культурное многообразие. Экономика от серийного, поточного производства перешла к мелкосерийному и индивидуальному, по соседству с крупными транснациональными корпорациями расцвел малый бизнес и венчурные фирмы, от громоздких бюрократических структур предприятия и учреждения перешли к гибким матричным организациям.

Наступила эпоха безлюдного производства. Главными героями стали «белые воротнички» - работники, занятые в автоматизированном производстве, научных и прикладных разработках, а также в сфере информации. Возникла особая форма занятых - «компьютерные надомники», которые нажимают на клавиши сверхточных машин и оперируют огромными потоками информации.

Переход к постиндустриальной стадии развития во второй половине ХХ века также связан с дальнейшим усовершенствованием технологий на базе роста научного знания, появлением технологий информационных. Влияние информационных технологий на структуру и культуру современных обществ вызвал к жизни появление нового термина - информационное общество.

В социологической мысли ХХ века сложилось направление, названное технологическим детерминизмом. Представители этого направления именно совершенствование технологий считали главным фактором общественного прогресса. Однако технология - лишь побочный продукт процесса накопления знания. Сам же процесс создания и внедрения технических новаций зависит от культурного контекста, от доминирующих ценностей, от отношения к миру, присущего той или иной культуре. Широко известен факт, что прообраз парового двигателя был изобретен еще в античности. Однако античная культура не придала этой технической новации большого значения. Накопление знания в античной цивилизации, как и в цивилизации древнего Китая и других древних цивилизациях, никак не связывалось с их применением на практике в привычном для нас смысле - для преобразования природы и удовлетворения потребностей человека, для постоянного повышения эффективности производственной деятельности. Древние цивилизации были лишены стремления к преобразованию мира. Мир воспринимался как единое органичное целое, совершенное и законченное, каждый элемент которого следует своему назначению. Изменения происходили крайне медленно, на протяжении жизни многих поколений и люди их, фактически, не замечали. Господствовало представление о незыблемости и неизменности мироустройства, частью которого было и человеческое общество.

Для того чтобы знание превратилось в силу, необходимо было коренное изменение отношения к окружающему миру, глубокая переориентация культуры, переоценка традиционных ценностей.

Таким образом, совершенствование технологий, осознанное стремление к такому совершенствованию, - не только двигатель социокультурных изменений, но и в значительной степени - их результат, результат своеобразного развития, в первую очередь, европейских культур.

Почему именно в европейских культурах происходит такой глубокий поворот в отношении к окружающему миру? Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Однако с некоторой долей вероятности можно предположить, что большую роль в создании предпосылок для этого переворота сыграла религия, а именно - христианство.

Именно христианство на протяжении веков определяло основные базовые ценности европейских культур, и именно христианство обладало важной особенностью, не свойственной религиям цивилизаций древности. Христианство проводит четкую грань между миром земным и миром небесным. При этом земной мир и земной человек страдают от последствий греха, т.е. они - несовершенны. Мир не является гармоничным единством, его должное состояние нарушено. В этой позиции содержится определенная предпосылка для формирования активистского, преобразующего подхода к миру. Однако для того, чтобы эта предпосылка реализовалась, превратившись в творческий порыв человека к изменению действительности, потребовалось более десяти веков и сочетание уникальных исторических условий.

Таким образом, первая и вторая половина XX века - две качественно различающиеся социокультурные эпохи. В первой половине произошли две мировые войны, во второй - ни одной. Ядерная опасность, нависшая над всей планетой, заставила ощутить хрупкость человеческого существования, привела к формированию не виданного доселе типа мировоззрения, который называют планетарным мышлением. В его основе лежат вполне объективные процессы - переход наиболее развитых стран в 70-е годы из эпохи индустриального общества в постиндустриальную эпоху, которую также именуют «кибернетическим» и «информационным обществом».

Персональные компьютеры, автоматическая обработка текста, кабельное телевидение, видеодиски и записывающие устройства шагнули из научных лабораторий в повседневный быт людей.

Каждый год информация в мире удваивается и утраивается, появляются все новые информационные каналы.век называют самым динамичным за всю историю человечества. Процессы обновления, или модернизации, затронули все страны мира и каждого человека в отдельности. Ученые придумали теорию модернизации, а художники - новый стиль в искусстве, названный модернизмом.


3. Постиндустриальная культура

постиндустриальный культура общество

При становлении постиндустриального общества особенно остро встают вопросы, связанные с глубинными изменениями человека в динамично изменяющемся и насыщенном информационном пространстве.

Еще раз следует перечислить черты постиндустриального общества:

·ценностное отношение к труду, направленного не только на приумножение материального блага, а в первую очередь призванного совершенствовать собственный потенциал трудящегося, удовлетворять его потребность в самовыражении, высвобождать творческий потенциал, а также помочь достигнуть его внутренней гармонии;

·преобладание идей антропоцентризма (высокий уровень человеческой свободы, подразумевающей естественные права человека, в том числе возможность выбора и реализации исхода событий, творческую свободу и прочие ценность человеческой индивидуальности, принцип меритократии, согласно которому добиться успехов в карьере можно при помощи выдающихся способностей, уровня образования и т.д., а не за счет социального происхождения и финансового статуса);

·увеличение роли знания и информации; интенсивный характер экономики, характеризующийся достижением более качественным путем совершенствования факторов производства - прогрессивными средствами производства, более экономичным использованием природных ресурсов, постоянным повышением квалификации работников, современной организацией производства, использованием новейших технологий, высококачественной конкурентоспособной сферой услуг и производства товаров гражданского потребления, обменом знаниями и их взаимной оценки, узкими производственными и коммерческими решениями и т.д.;

·высокий уровень доверия; урбанизации; жизни граждан; высокое значение науки и образования;

·наличие экологического сознания;

·уменьшение ролевых различий по культурному, социальному, религиозному, расовому, национальному, половому и др. признакам и пр.

Основными чертами инновационной или постиндустриальной культуры являются восприимчивость к новациям, динамизм, ослабление нормативности, индивидуализм, синкретизм, плюрализм, многообразие, быстротечность, новизна. Процесс постиндустриализации проходит параллельно с процессом глобализации. Стирание географических, информационных, культурных границ между странами подразумевает не утрату национальных культурных особенностей, а уникальную возможность познакомиться с культурами других стран, воспринять от них что-то новое, работать, отдыхать в другой стране, общаться без каких-либо стереотипных ограничений с представителями других культур и пр. Данный процесс невозможен, если общество не будет обладать высокой степенью терпимости и уважения к другим. Американский социолог, основоположник теории постиндустриального общества Д. Белл отмечает, что сегодня возникает существенные различия в концепции культуры: преемственность и традиция являются базой для прежней концепции культуры, а многообразие и синкретизм - для современной. «…Революция в средствах передвижения и связи, превратившее мировое общество в одну огромную Ойкумену (Вселенную), означала распад старых замкнутых культур и слияние всех существующих в мире традиций искусства, музыки и литературы в новое, вселенское вместилище, доступное для всех и обязанное своим существованием всем. Уже это расширение горизонта, смешение отдельных искусств, поиски «нового», будь то путешествие с целью открытий или снобистское стремление чем-то отличаться от других, само по себе представляет создание нового типа модернити».

Д. Трубицын, исследуя проблемы модернизации России и стран Востока, приходит к выводу, что одним из свойств современного общества является как раз толерантность. «Данное неотъемлемое качество культуры модерна связано с доминированием ценностей мультикультуризма и признанием. Другого в социокультурной практике. Преодоление этого атавизма представляет собой значительное общественное достижение, а показателем модернизации общества становится именно отношение к инаковости». Ученый уверен, что «Негативная мобилизация свидетельствует, прежде всего, о том, что в обществе доминирует маргинальная масса, склонная не решать собственные проблемы, а объяснять их наличием «врага»» «Признание норм, ценностей и установок других групп, критическое осмысление культурных стереотипов, осознание относительного характера ценностей собственной культуры и умение взглянуть на себя «со стороны» есть необходимые условия развития. В то же время страх перед изменениями, критикой, креативностью, недоверие к новому (а «новое» в странах «догоняющей» модернизации приходит главным образом со стороны) способны постепенно привести общество к краху» - считает Д. Трубицын.

Одной из определяющих тенденций становления постиндустриального общества является доминирование интеллектуального и информационного ресурса в развитии всех социокультурных систем. На сегодняшний день становится очевидным, что градиент гармоничного развития человека и общества в целом лежит в области создания новых методов использования информационно-интеллектуальный ресурс общества. В современных научных концепциях одним из основных факторов успешного использования ИРО является наличие демократических принципов доступа и распространения информации, решение задач кодификации теоретического знания. В частности А.И. Ракитов пишет, что главнейшим признаком использования информационного ресурса является то обстоятельство, что «…любой индивид, группа лиц, предприятие или организация в любой точке страны и в любое время могут получить за соответствующую плату или бесплатно на основе автоматизированного доступа и систем связи любые информацию и знания, необходимые для их жизнедеятельности и решения личных и социально - значимых задач».

Однако на современном этапе все большее количество исследователей пишут о том, что успешное использование ИРО связано не столько с вышеуказанными обстоятельствами, сколько с уровнем и содержанием культуры человека: системой знаний и представлений о мире, об отношениях с самим собой, обществом и природой.

Социокультурный контекст использования ИРО обусловлен, прежде всего, тем что «в отличие от всех прочих ресурсов информация не характеризуется ни конечностью, ни истощимостью, ни потребляемостью в их традиционном понимании, однако ей присуща избирательность, что, в конечном счете, и наделяет ее владельца властью в постиндустриальном обществе. Специфические качества самого человека, его мироощущение, психологические характеристики, способность к обобщениям, наконец, память и тому подобное - все то, что называют интеллектом (а он и представляет собой форму существования информации и знаний), служит главным фактором, лимитирующим возможности приобщения к этим ресурсам».

В связи с этим можно говорить об изменении доминирующей функции человека (существенной функции), которая состоит в способности к особому типу рефлексии (управлять информационными потоками, устанавливать связи между быстро изменяющейся ситуацией и полученной информацией).

Зарождение такой существенной функции человека, как рациональность в античности определило развитие доиндустриального общества (появление философии, как способа познания мира, выделение наук, развитие искусства, создание законов, регулирующих основы социальной жизни), такой как созидание - технологические достижения индустриальной цивилизации.

В исследованиях индустриального общества выделяются такие социальные группы как «меритократия», «класс интеллектуалов», «работник интеллектуального труда», «неопролетариат» (Горц А., Мангейм К, Махлуп Ф., Янг М.).

Д. Белл, основываясь на исследовании характеристик рабочего класса, показывает его разделение на работников, которые имеют невысокий уровень образования, сосредоточены на рутинных операциях и работников, которые предпочитают повышение образовательного уровня в ущерб сиюминутной выгоде от рутинного неквалифицированного труда. Тем самым рабочий класс дифференцируется и именно из него эксплицируется новая социальная группа, которая может в дальнейшем спровоцировать изменение в стратификационной структуре общества. Данная общность в работах вышеуказанных ученых рассматривается в первую очередь с позиции изменения социальной стратификации. Происходит смена оснований разделения общества на социальные группы. В постиндустриальном обществе таким основанием становится образование, которое определяет способность к использованию знаний и информации.

Между тем, особенности культуры в развитых западноевропейских обществах указывают на то, что это процесс общего изменения человека обусловленный особенностями становлением постиндустриального общества. Белл Д., Дракер П., Иноземцев В.Л., Тоффлер Э. анализируют тот факт, что при переходе к постиндустриальному обществу формируется особая группа людей со следующими признаками: лавинообразный рост доходов по сравнению с другими членами общества, основанный на использовании ИРО, самовоспроизводство, самодостаточность, независимость от класса буржуа, чиновников, высокая мобильность. Каждый отдельный представитель этой группы способен к созданию индивидуального производства информационных продуктов и услуг, в результате чего они поставляют на рынок не рабочую силу, а готовый, редкий и невоспроизводимый продукт. Базой для возникновения данной социальной группы являются социокультурные условия, складывающиеся в постиндустриальном обществе и высокие стандарты образования. Высокий уровень образования рассматривается как относительная категория. Относительность состоит в том, что основным признаком представителей «класса интеллектуалов» служит уровень образования, оказывающийся значительно выше характерного в тот или иной момент для большинства граждан, составляющих общую совокупную рабочую силу.

Изучая системы образования становящихся постиндустриальных обществ, в первую очередь проблематизируется ситуация, в которой образование рассматривается как передающая часть культуры. Соответственно функция образования состоит в трансляции культурного кода, насыщая молодое поколение информацией. Образование становится особой сферой деятельности человека на протяжении всей жизни. Его функция состоит не только в направленной, систематической трансляции знаний, умений и навыков от одного поколения к другому, но в разработке методов адаптации человека в сложном информационном пространстве. Можно выделить направления образовательной стратегии человека, обладающего новыми существенными функциями:

) формирование фундаментальных, энциклопедических знаний;

) формирование интеллектуальной и культурной систем (развитие творчества личности, освоение методов принятие решений в условиях нестабильности, понимание онтологических основ современной жизни, знание исторических традиций, владение методами актуализации социального опыта);

) формирование знаний о технических средствах и методах их использования (освоение ЭВМ, интерфейсов, использование технических инструментов для преодоления языковых барьеров);

) формирование системы знаний об информационных законах (пределы использования информации: ценность, безопасность).

Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что в постиндустриальную эпоху интенсификация информационных процессов, все более углубленная переработка информации и ее всестороннее использование может стать для человека фактором гармонического развития, повышением устойчивости и приспособляемости к меняющимся внешним условиям.


Заключение


Постиндустриальное общество - это концепция общества, в котором, благодаря значительным научно-техническим преобразованиям, приоритетной становится сфера услуг, нежели промышленное производство и сельскохозяйственная сфера. Это общество, ключевая роль в котором возложена на образование, науку и квалификацию человека. В качестве производительной силы выступают интеллектуальные технологии.

Услуги в данной стадии общественного развития воспринимаются более масштабно. Это не только бытовой сервис и коммунальное хозяйство. Это любой социальный институт, созданный и содержащийся обществом, предлагающий свои услуги для широких масс: государство, здравоохранение, наука, образование, армия, транспорт, связь.

Ведущую роль в «постиндустриальном обществе» приобретают сфера услуг, наука и образование, корпорации уступают главное место университетам, а бизнесмены - ученым и профессиональным специалистам. В социальной структуре ведущая роль переходит к ученым и профессиональным специалистам; теоретическое знание служит источником нововведений и формирования политики; производство, распределение и потребление информации становится преобладающей сферой деятельности общества.

Основными чертами постиндустриальной культуры являются восприимчивость к новациям, динамизм, ослабление нормативности, индивидуализм, синкретизм, плюрализм, многообразие, быстротечность, новизна. Процесс постиндустриализации проходит параллельно с процессом глобализации. Стирание географических, информационных, культурных границ между странами подразумевает не утрату национальных культурных особенностей, а уникальную возможность познакомиться с культурами других стран, воспринять от них что-то новое, работать, отдыхать в другой стране, общаться без каких-либо стереотипных ограничений с представителями других культур и пр.

Таким образом, нами было рассмотрено постиндустриальное общество в целом и переход приоритета от производства товаров к производству услуг.

Цель данной работы - дать определение постиндустриальному обществу и рассмотреть всю специфику культуры данного общества, была достигнута.


Список литературы


1.Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. Учебное пособие для вузов / В.Л. Иноземцев. - М.: Логос, 2000.

2.Российская социологическая энциклопедия /Под общей редакцией академика РАН Г.В. Осипова. М.: Мысль, 2003.

.Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

.Миланченко А.О. «Толерантность в культуре постиндустриального общества»/статья сайта интернета «Сибирская ассоциация консультантов»

.Электронный учебник «Введение в культурологию: Основные понятия культурологии в систематическом изложении» Есин А.Б.

.Араб-Оглы, Э. Взгляд из XXI века. Рецензия на книгу: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Э. Араб-Оглы // Свободная мысль-XXI. - 2000. - №12

7.Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов. - 3-е изд. - М.: Академический проект, 2001.

8.Семашко М.А. Развитие термина «толерантность» в гуманитарных науках // Письма в emissia.offline. - 2007. (электронный ресурс)

9.Трубицын Д.В. Модернизация России и стран Востока: опыт философской интерпретации / Д.В. Трубицын. - Новосибирск: Наука, 2010.


Репетиторство

Нужна помощь по изучению какой-либы темы?

Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

Термин «индустриальное общество» впервые ввел Анри Сен-Симон (1760–1825 гг.) .

Индустриальное общество - это тип организации социальной жизни, который сочетает свободу и интересы индивида с общими принципами, регулирующими их совместную деятельность. Для него характерны гибкость социальных структур, социальная мобильность, развитая система коммуникаций.

В основе теории индустриального общества лежит идея о том, что в результате промышленной революции происходит трансформация традиционного общества в индустриальное. Для индустриального общества характерны следующие черты:

1)развитая и сложная система разделения труда и профессиональной специализации;

2)механизация и автоматизация производства и управления;

3)массовое производство товаров на широкий рынок;

4)высокая развитость средств коммуникации и транспорта;

5)рост урбанизации и социальной мобильности;

6)увеличение доходов на душу населения и качественные сдвиги в структуре потребления;

7)формирование гражданского общества.

В 1960-е гг. появляются концепции постиндустриального (информационного ) общества (Д. Белл, А. Турен, Ю. Хабермас), вызванные резкими изменениями в экономике и культуре наиболее развитых стран.Ведущей в обществе признается роль знания и информации, компьютерных и автоматических устройств . Индивид, получивший необходимое образование, имеющий доступ к новейшей информации, получает преимущественные шансы продвижения по лестнице социальной иерархии. Основной целью человека в обществе становится творческий труд.

Негативной стороной постиндустриального общества выступает опасность усиления социального контроля со стороны государства, правящей элиты через доступ к информации и электронным средствам массовой информации и коммуникации над людьми и обществом в целом.

Отличительные черты постиндустриального общества:

    переход от производства товаров к экономике услуг;

    возвышение и господство высокообразованных профессионально-технических специалистов;

    главная роль теоретического знания как источника открытий и политических решений в обществе;

    контроль над техникой и возможность оценки последствий научно-технических нововведений;

    принятие решений на базе создания интеллектуальной технологии, а также с использованием так называемой информационной технологии.

11. Понятие социальной структуры и различные теоретические подходы к проблеме социального структурирования.

Общество, его признаки Социальная структура охватывает размещение всех отношений, зависимостей, взаимодействий между отдельными элементами в социальных системах разного ранга. В качестве элементов выступают социальные институты, социальные группы и общности разных типов; базовыми единицами социальной структуры являются нормы и ценности. Таким образом, общество - совокупность исторически сложившихся и развивающихся форм совместной деятельности и отношений людей. Социологи по-разному формулируют и определяют признаки общества. Однако наиболее известной в этом плане является концепция, предложенная французским социологом-классиком Эмилем Дюркгеймом. С его точки зрения, общество характеризуется следующими признаками. 1. Общность территории, как правило, совпадающей с государственными границами, поскольку территория - основа социального пространства, в котором складываются и развиваются отношения и взаимодействия между индивидами. 2. Целостность и устойчивость, т. е. способность поддерживать и воспроизводить высокую интенсивность внутренних связей. 3. Автономность и высокий уровень саморегуляции, что выражается в способности создавать необходимые условия для удовлетворения потребностей индивидов, т. е. общество без вмешательства извне может осуществлять свое основное предназначение - предоставлять людям такие формы организации жизни, которые облегчают им достижение личных целей. 4. Интегративность. Каждое новое поколение людей в процессе социализации включается в сложившуюся систему социальных отношений, подчиняется сложившимся нормам и правилам. Это обеспечивается посредством культуры, которая является одной из основных подсистем, составляющих общество. К основным элементам социальной структуры общества принято относить: социальные индивиды (личность); социальные общности; социальные институты; социальные связи; социальные отношения; социальную культуру. Некоторые социологи считают, что структуру социальной системы общества можно представить в следующем виде: Социальные группы, слои, классы, нации, социальные организации, индивиды. Социальные учреждения, общественные институты, организации. Отношения классов, наций, социальных общностей, личностей. Идеология, мораль, традиции, нормы, мотивации и т. п. Кроме того, существует подход к рассмотрению структуры общества с выделением в нем сфер. Обычно выделяют следующие: экономическая сфера; политическая сфера; социальная сфера - общество и его элементы; духовная сфера - культура, наука, образование, религия. Основные элементы социальной структуры общества 1. Личность - это субъект социальных отношений, устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности. 2. Социальная общность - это объединение людей, в котором создана и сохраняется определенная социальная связь. Основные виды социальных общностей: социальные группы: профессиональные; трудовые коллективы; социально­демографические; половозрастные; классы и страты; социально-территориальные общности; этнические общности. Кроме того, социальные общности можно подразделить по количественному признаку, по масштабу. Большие социальные общности - совокупности людей, существующие в масштабах общества (страны): классы; социальные слои (страты); профессиональные группы; этнические общности; половозрастные группы. Средние или локальные общности: жители одного города или деревни; производственные коллективы одного предприятия. Малые общности, группы: семья; трудовой коллектив; школьный класс, студенческая группа. 3. Социальный институт - определенная организация общественной деятельности и общественных отношений, совокупность учреждений, норм, ценностей, культурных образцов, устойчивых форм поведения. В зависимости от сфер общественных отношений выделяют следующие типы социальных институтов: экономические: производство, частная собственность, разделение труда, заработная плата и др.; политико-правовые: государство, суд, армия, партия и др.; институты родства, брака и семьи; воспитательные институты: семья, школа, высшие образовательные учреждения, средства массовой информации, церковь и др.; культурные институты: язык, искусство, культура труда, церковь и др. 4. Социальная связь - это социальный процесс сочленения как минимум двух социальных элементов, в результате чего образуется единая социальная система. 5. Социальные отношения - взаимозависимость и связи между элементами социальной системы, складывающиеся на различных уровнях жизнедеятельности общества. В отношениях проявляются социальные законы и закономерности функционирования и развития общества. Основными видами социальных отношений являются: Отношения власти - отношения, связанные с использованием власти. Социальная зависимость - отношения, в основе которых лежат возможности влияния на удовлетворение потребностей посредством ценностей. Они складываются между субъектами по поводу удовлетворения их потребностей в соответствующих условиях труда, материальных благах, улучшении быта и досуга, получении образования и доступа к предметам духовной культуры, а также в медицинском обслуживании и социальном обеспечении. 6. Культура - совокупность созданных человеком в ходе его деятельности и специфических для него жизненных форм, а также процесс их созидания и воспроизводства. Культура включает в себя материальную и духовную составляющие: ценности и нормы; верования и обряды; знания и умения; обычаи и установления; язык и искусство; технику и технологию и т. д. Культура является основой социального, общественного поведения индивидов и социальных групп, так как является системой коллективно и индивидуально разделяемых норм, правил, образцов деятельности. Таким образом, общество представляет собой сложную социальную систему, состоящую из различных, но взаимосвязанных друг с другом элементов.

С.С-относительно тустойчивая,упорядоченная и иерархическая взаимосвязь элементов соц системы,отражающая её сущностные характеристики.Часть -системы не делимая в рамках данной системы.(сам человек выбирает).Элемент-это сущность данной системы.(их чего основывается «начало»).1).а)сферы соц жизни-экономическая политическая духовная.б).соц субъекты-историч общности и устойчивые объединения людей(соц институты)-это основные принципы.Социальный статус как элемент структурирования-процесс и результат деления людей на неравнозначные группы,образующ иерархическую послед на основе одного или множества признаков.Сущ 23 признака:собственность,власть и соц статус(гл идея открытость слоя).С(РАЗМЕР ИМУЩ ДОХОДА)в(полит принадлежность).1815-Т КЛАССОВ И Т СОЗД ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ 19 ВЕКА.Т стратификации было созданно в противовес т классовой структуры общ-ва(марксизме лененизме) в идеолог револлюционной борьбы.т.е соц стратифик продв Сорокин(америк социолог Р происхождение)он не разделял идеология этой власти)-марксизма.3 базовых вида соц стратификации современного общ-ва-экономич полит социально-профессиональную выд сл критерии:1)доход 2)власть 3)статус.Социальная страта(слой)-обладает определ качественной однороностью,cовокупность людей в иерархии близкое положение и сходный образ жизни.Принадлежность к страте имеет 2 сост-объективная,субъективная(с опред слоем идентиф себя)-для анного слоя.

Переход к постиндустриальному обществу характеризуется в своей основе нарастанием удельного веса категории населения, которая занята в сфере услуг. Так, например, в современных развитых государствах распределение по основным областям трудовой деятельности выглядит примерно таким образом: занимает около 60%, сельское хозяйство - примерно 5% и промышленность до 35%. Если переворот в последней отрасли и индустриализация несколько столетий назад предполагали смену ручного труда машинным и повсеместное распространение технологических новшеств - от ткацкого станка до машиностроительных заводов, - то постиндустриальное общество характеризуется оттоком значительного количества людей из производственной сферы и переходом их в сферы услуг, образования и научных знаний. Когда-то, в эпоху в Европе, в ряде стран возникали движения рабочих, основанные на идее, что машины заменят людей и лишат последних возможности работать в промышленной сфере. Луддиты и саботажники всеми силами пытались остановить или задержать технический прогресс. Кстати, само слово «саботаж» происходит от французского названия башмака (sabot), а при помощи них намеренно блокировалась работа Эта мысль обретает свое реальное воплощение в наши дни, когда развитие технологий действительно позволяет оставить львиную долю материального производства и сократить участие здесь людей до минимума, что можно наблюдать на примере передовых государств планеты: Испании, США, Швеции, Франции и так далее. Вместе с тем это вовсе не означает лишение людей возможности заработка, напротив, облегчает последним жизнь во многих отношениях и позволяет просто переместиться в другие сферы деятельности. Сформулируем эти черты более подробно и структурированно.

В экономической сфере постиндустриальное общество характеризуется определенными моментами. А именно:

  • высоким уровнем использования различной информации в целях развития экономики;
  • господством сферы услуг;
  • индивидуализацией потребления и производства;
  • автоматизацией и роботизацией практически всех сфер в управлении и производстве;
  • осуществлением сотрудничества с остальной живой природой;
  • активным развитием экологически чистых и ресурсосберегающих технологий.
  • особой ролью образования и науки;
  • развитием индивидуализированного типа сознания;
  • необходимостью непрерывного самообразования.