Страны второго эшелона. Первый, второй и третий эшелон – это как относится к странам? В Западной Европе

Страны второго эшелона. Первый, второй и третий эшелон – это как относится к странам? В Западной Европе

Россия никогда не принадлежала к первому «эшелону»: он пронесся мимо России, когда она залечивала раны Смутного времени. Именно стремление догнать этот передовой эшелон служило главной целью всех российских радикальных реформаторов - от Петра I (ориентация на опыт Голландии и Швеции) до Б.Н. Ельцина (ориентация на модель США). Временами огни первого «эшелона» явственно приближались, порождая надежды, что стоит сделать еще одно усилие, и Россия войдет в число высокоразвитых держав как равная среди равных. Увы, за очередным поворотом экономического развития обнаруживалось, что разрыв между Россией и передовыми странами если и сократился, то не слишком значительно.

Второй эшелон развития капитализма начал формироваться в XVIII - середине XIX в. в странах Восточной Европы, в России, Турции, Японии. «Типичная ситуация в отсталой стране до начала развертывания масштабных процессов индустриализации, - писал А. Гершенкрон, - может быть описана как напряжение между фактическим состоянием экономической деятельности в стране и существующими помехами для промышленного развития, с одной стороны, и многообещающей перспективой такого развития - с другой» [Гершенкрон 2004, с. 423]. Импульс рыночной модернизации для этих странах был задан не столько внутренними, сколько внешними обстоятельствами. Капитализм в этих странах не столько вырастал «снизу», сколько насаждался «сверху» - путем выгодных, гарантированных заказов, крупных субсидий и дотаций частному капиталу, путем создания монопольных условий производства и реализации отдельных видов продукции, путем прямого развития государственного предпринимательства и т.д.

Россия осознала свою отсталость от Западной Европы уже во время Смуты начала XVII в., когда второй раз (после монголо-татарского нашествия XIII в.) российская цивилизация оказалась под угрозой слома. Главным уроком Смуты стала необходимость «учиться у Запада». Правление первых Романовых было периодом медленной, но неуклонной ве- стернизации/европеизации, которая проявлялась в самых разных сферах - от создания дворцового театра до организации полков «иноземного строя». Если до правления Петра I европеизация развивалась в эволюционном режиме, то затем правители Российской империи сознательно стараются «учиться у Европы», чтобы максимально быстро поставить страну вровень с Западом. Это - догоняющее развитие, понимаемое как копирующая модернизация: отстающая страна целенаправленно копирует те институты более передовых стран, которые кажутся ей наиболее важными, чтобы сравняться с ушедшими вперед.

Конечно, на первых порах это подражание касалось в основном наиболее поверхностных институтов (армия, прикладное образование, производство военной техники). Поэтому в XVII в. одновременно происходило усиление как некоторых прозападных, так и некоторых провосточных институтов: например, установление крепостного права в 1649 г., чтобы крестьяне не могли уйти от своего помещика/вотчинника, и начало создания в 1650-е гг. регулярной армии, для которой уже не нужны военно-служебные пожалования. Это противоречивое движение одновременно вперед и назад продолжалось и в дальнейшем. Особенности российского «крепостнического капитализма» лаконично выразил К. Маркс, писавший во втором наброске ответа на письмо В.И. Засулич, что в России возник «известный род капитализма, вскормленный за счет крестьян при посредстве государства...» [Маркс, Энгельс т. 19, с. 415].

Движимое главным образом военными интересами государство в России становится главным агентом модернизации экономики - органом, отвечающим за социально-экономический прогресс в стране. «Поскольку экономическое развитие таким образом вызывалось острой военной необходимостью, - писал А. Гершенкрон, - оно двигалось резкими толчками: убыстрялось, когда военная необходимость усиливалась, и замедлялось, когда необходимость ослабевала» [Гершенкрон 2004, с. 434]. Усиление крепостничества стало оборотной стороной вестернизации.

В отличие от стран первого «эшелона», где изменения происходили плавно, в течение долгого времени, Россия демонстрирует резкую сжатость изменений в разных сферах жизни (табл. 2.2). Некоторые институциональные изменения, типичные для западноевропейских стран, Россию вообще обошли стороной (например, активизация внешней торговли, Реформация); другие пришли в нее с существенным запозданием (банки, парламентаризм, отмена крепостного права). В то же время в некоторых сферах Россия даже обгоняла передовые страны Западной Европы: например, если во Франции внутренние таможенные пошлины, мешавшие формированию внутреннего рынка, отменили лишь в 1792 г., то в России - в 1754 г.

Таблица 2.2

Асинхронность институциональных изменений в России и в Западной Европе

Институты, необходимые для капиталистической модернизации

Время институциональных изменений

В Западной Европе

В России

Ликвидация крепостного права

Реформирование церкви

Вместо Реформации - Раскол

Активизация торговли

Внешняя торговля - с XVI в., внутренняя - с XVIII в.

С XVIII в. (внешняя торговля контролируется в основном иностранцами)

Распространение векселей, бумажных денег

Со второй половины XVIII в.

Банки, страховые организации

(Банк Англии - с 1694 г., «Ллойд» - с 1710-х гг.)

С начала XIX вв. (Государственный коммерческий банк - с 1817 г., «Первое Российское от огня страховое общество» - с 1827 г.)

Парламентская власть

XVII - первая половина XIX в.

Элементы парламентаризма - только после 1905 г.

Формирование правового государства

XVIII - начало XIX в.

(кодекс Наполеона - 1804 г.)

Фактически не завершилось и к началу XX в. (первый свод законов - 1830 г.)

Российский опыт догоняющего развития уникален тем, что ни одна другая отстающая страна мира не имела в своем распоряжении так много времени - целых два века. Для сравнения вспомним, что латиноамериканские государства получили возможность «догонять» только после получения независимости в 1820-х гг., Япония включилась в догоняющее развитие после революции Мэйдзи (1868), Турция - примерно в это же время. История поставила в России своего рода эксперимент: есть страна с культурными корнями, во многом близкими к европейским, с большими (но не изобильными, провоцирующими рентоискательство!) ресурсами и с тянущейся к Европе элитой; пусть она за 200 лет попробует «стать Европой». Результат получился крайне противоречивый: на протяжении 1612-1917 гг. доминировала тенденция к сближению социально-экономических институтов России и Западной Европы, но затем, едва ли не одномоментно, они снова резко разошлись.

При обсуждении причин гибели советской социально-экономической модели постоянно в различных формах обсуждается вопрос «жокей или лошадь?». Речь идет о том, объясняется ли гибель СССР главным образом неправильной политикой неумелых или даже преступных руководителей (концепция «плохого жокея») или же тем, что сама советская командная экономика имела неустранимые и гибельные недостатки (концепция «плохой лошади»). Та же самая дилемма постоянно встает и перед исследователями императорской России. Одни сокрушаются по «России, которую мы потеряли» из-за чисто политических и, в общем-то, случайных неурядиц. Другие считают царскую Россию обреченной на гибель и подчеркивают мужество революционеров, которые смогли все же спасти страну. Для ответа на вопрос, какая из позиций ближе к истине, необходимо дать общую оценку, с одной стороны, ситуации на «старте» императорской модернизации и, с другой стороны, противоречивым результатам догоняющего развития, достигнутым царской Россией к 1910-м гг.

2. Роль государства в экономическом развитии России. Россия - страна "второго эшелона" модернизации

В годы экономического подъёма быстро увеличилась концентрация производства, капитала и рабочей силы. По концентрации рабочей силы к н.XX в. Россия вышла на первое место в мире. Это было вызвано несколькими причинами. Дешевизна рабочей силы в России приводила к тому, что предприниматели нанимали большое число рабочих. Отсутствие системы дешёвого доступного кредита затрудняло мелким предпринимателям конкурентную борьбу с крупными фирмами. Но главная причина состояла в том, что крупный бизнес пользовался поддержкой государства . Россия принадлежала к странам т.н. второго эшелона модернизации . Наряду с Россией к ним относятся Германия, государства Юго-Восточной Европы, Япония.

"Первый эшелон" составляют страны Западной Европы, кроме Германии, а также США и Канада. "Третий эшелон" - государства Латинской Америки, Азии, Африки. Для стран "второго эшелона" характерны общие закономерности , такие, как позднее начало модернизации, высокие темпы её осуществления при активной роли государства. Власть здесь заинтересована в ускоренной модернизации, т.к. промедление грозит большим отставанием от стран "первого эшелона" и угрожает государственному суверенитету. В первую очередь государство обращает внимание на потребности обороны. В связи с этим последовательность развития отраслей индустрии в странах "первого" и "второго эшелонов" существенно различается. В Западной Европе (за исключением Германии) раньше всего начался подъём лёгкой промышленности, затем - тяжёлой, а завершило этот процесс развитие железнодорожного транспорта и становление банковской системы.

Электрическая железная дорога вокруг павильонов Всероссийской промышленной и художественной выставки на Ходынском поле в 1882 году. Маленький локомотив тащил по рельсам четыре тележки со скамейками для пассажиров. На этом поезде дважды проехали царь и его семья. Длина линии-300 метров. За сутки мини-электропоезд перевозил до 800 пассажиров. Железную дорогу проложила фирма "Сименс и Гальске".


В странах "второго эшелона" транспорт и тяжёлая промышленность далеко обгоняют лёгкую промышленность, которая может долго находиться на мануфактурной стадии. Кредитная система здесь не развивается постепенно из мелких ссудных контор, а формируется сразу с крупных банков. Средством поддержки предпринимательства м.б. прямое участие государства в строительстве промышленных предприятий (Япония) или предоставление крупным фирмам льготных кредитов и субсидий, налоговых льгот, казённых заказов (Россия).

Напр., российская казна платила за поставку железнодорожных рельсов почти в полтора раза дороже, чем они стоили на свободном рынке . Типична для стран "второго эшелона" и применявшаяся в России протекционистская политика , т.е. защита отечественного предпринимателя высокими таможенными пошлинами. Так, незадолго до Первой мировой войны они составляли в Англии в среднем 6% стоимости ввозимого товара , в Германии - 8% , а в России - 30%.

Во второй половине XIX века экономические теоретики условно разделили все государства мира на два модернизационных эшелона, определив тем самым их место в глобальном материальном производстве. Эта классификация и сегодня волнует умы специалистов во многих государствах, вставших на путь приближения общественных отношений к мировым стандартам, задаваемых самыми высокими показателями технического развития. Правда, теперь насчитывают не два, а три эшелона.

Лидирующий первый промышленный эшелон

Главный показатель, который определяет, модернизационный эшелон, это способ развития государства, а также характер побудительных причин, вызывавших социально-экономические реформы. Хозяйственная эволюция способствовала постепенному приспособлению законодательств к потребностям развивающегося рынка, а инициатива шла, выражаясь образно, «снизу».

Возникнет ли четвертый эшелон модернизации? Пока этот вопрос остается открытым.